Посреди ночи грянул гром, началось землетрясение, Майя написали неправильно и имели в виду не 21 декабря 2012, а 12 января 2013. «Я родился!» (с).

А вообще всё было ещё ужасней. Начнём, пожалуй, с того, что замечательный день моего прекрасного явления этому бренному миру должен был начаться с областной олимпиады по истории. Fucking perfect! (с). Ладно. Допустим, историю я люблю и это меня не так уж и огорчило/расстроило/морально убило/да как вы могли твари этот день объявляю миром всеобщего катания на радуге. Но не это главное! Я ЖЕ ВАШУ МАТЬ СОВА И Я ЖЕ СПАТЬ ХОЧУ В ТАКУЮ РАНЬ ЧТО ЗА ГАДКИЙ МИР ДАЙТЕ ХОЛОДНЫМ ЗИМНИМ ПАРШИВИМ УТРОМ В КОТОРОЕ Я ЕЩЁ И ПОСТАРЕЛА НА ГОД ХОТЯ БЫ ВЫСПАТЬСЯ. Но нет, малого того, что встала ни свет ни заря, так ещё и не выспалась совершенно, из-за чего изображала буйную самку комара - нудила на ухо ближним и пила с них кровь. С моими режимами я легла только в два и то путём ужасных хитростей и приёмов. Но мне всю ночь казалось, что я не сплю, а когда я проснулась, то поняла, что это был сон. Это был худший кошмар в моей жизни. Даже галлюцинации во время температуры 40 были няшнее. Это реальность, детка. Спасибо, реальность.

ОК, ноу проблем, я, аки царь, вызвала карету и чинно поехала в долбанный областной лицей, который ненавижу всем сердцем, потому что: а) это место, где я целую неделю готовилась (меня пытали) к Всеукраинской олимпиаде по украинскому языку; б) чертовы ученики этого чертового лицея не ходят на городские олимпиады (не царское это дело, ага), а сразу участвуют в областной. Чёртовы патриции.

НО КАК ЖЕ Я И ВСЁ НОРМАЛЬНО? Вхожу я такая через центральный вход, скромно приоткрыв дверку левой пяткой, потому что в руках сдача, а денежку я берегу, воровато оглядываясь и замечаю ЭТУ ТОЛПУ. Откуда столько людей на этой гиблой Земле? Ничего, все равно они однажды все сдохнут. Так вот, я вползаю вхожу, окидываю презренным взглядом присутствующих и тут же вздрагиваю. На меня смотрит подозрительный мужчинка, держащий в руках не менее подозрительные списки. Ну, всё, специально для меня отменили смертную казнь, он пришел меня забрать, я умру, меня будут пытать, потому что я выведала государственную тайну – наш президент та ещё умняшка. Но мужик только хитро улыбается, делает попытку подмигнуть и направляется ко мне. Я начинаю пятится, но толпа, я знала, что однажды она меня погубит, не даёт путей к отступлению и я, аки трепетная лань, хлопаю совершенно осоловелыми оленьими глазами, ибо ещё не проснулась и не поняла, где я нахожусь.

- Вы из нашей секты группы? – спрашивает палач, а я тяжело сглатываю и, поддерживая дрожащий подбородок трясущимися рученьками, выдавливаю:

- К-к-какой г-г-группы?

- От города. Девочка, ты чья будешь?

- Мамина. Ну, и папина немного.

- Я спрашиваю, из какой ты школы, юный падаван?

- Из коллегиума.

- А фамилия? А учителя как зовут?

- По закону о неразглашении личной информации…

- Что за дети пошли? В общем, иди и регистрируйся, а потом подойдёшь и я расскажу, как городские обычно занимают больше мест, чем дети из районов.

- А я удостоверение забыла…

МИЛО. В общем, за мной на такси покатался ещё и папа, везя мне удостоверение, этот подозрительный серый кардинал ещё и покрывал мою задницу от ВНЕЗАПНО явившегося Петеньки (тот, что директор и историк, прости господи), и я с нервной улыбкой ушла в актовую залу на четко означенные места. Нас что, как хищников в вольере от остальных ограждать будут?

Но нет, от организаторов не спася никто.

Я слышала, конечно, что на областной вопросы будут не только по 10, но и по 7, 8 и 9 классах, но НАМ НЕ ГОВОРИЛИ, ЧТО БУДУТ СПРАШИВАТЬ ТАЙНУ БЫТИЯ И СМЫСЛ ЖИЗНИ. В общем, я, вся такая знающая, когда и какой Универсал издавала УЦР, когда и какой Петлюра поднимал восстание, вдруг бараном смотрю на вопросы о «той битве, которая была у берегов Испании и те, кто в ней проиграли, потом были офигеть какими крутыми». Мне ВНЕЗАПНО захотелось встать и похлопать. Я, конечно, что-то заподозрила, потому что параноик организаторша, принесшая задания, улыбалась кровожадно, а я буквально читала в её глазах: «Я хочу сыграть с вами в игру», да и её слова «ух, задания такие классные, вот, правда, классные» меня очень насторожили, но такая изощренность…

В общем, с горем пополам полюбовавшись вопросами о принятии Конституции в Японии, Синьхайской революции в Китае, восстании единорогов в Нарнии и очередной войне с гоблинами у берегов Припяти, я принялась сочинять красивые истории о совсем не красивых личностях. Бог с ними, но, похоже, к ним можно было подсоединять проводник и от их верчения в гробу иметь вечный двигатель. Эпично.

Ну, спустя два часа я устала, и руки у меня болели, и кости ныли, и давление прыгало и вообще я самый больной человек на Земле. В общем, я благородно свалила, чтобы не надоедать бедной надсмотрщице, которая с такой тоской писала смс-ки, иногда скорбно-моляще поглядывая на нас. Потом я позвонила Максу Горькому и высказала всё, что я думаю о Министерстве образования, о бюрократии и наглости, об организаторах и неком Гранко или как его там, который почему-то из всех, кого я не знала, возмутил наибольше. Пусть не обижается, я нарочно. Горький меня внимательно выслушала, бездушно хмыкнула, подтвердила мои слова и сказала, чтобы я дула домой, а не ходила в такую рань по морозу. Спасибо, Макс, ты - лучшая.

Ну, пришла я домой, повозмущалась, приехали родственники, О КАК Я РАДА ВСЕХ ВАС ВИДЕТЬ О БОЖЕ КТО ТЫ А БРАТ МУЖА ЖЕНЫ ТРОЮРОДНОГО ДЯДИ МОЕЙ ДВОЮРОДНОЙ ТЁТИ КОНЕЧНО Я ПОМНЮ. В общем, мило. Потискала Гексли, она поныла, что у неё болит зуб, и я принялась её тискать ещё больше. Садизм у нас семейный. Потом она свалила к своему Габену, а я принялась разглядывать поздравления в сети. ОК, меня всё устраивает. Те, от кого я ожидала и от кого хотела получить, меня поздравили. Остальным же спасибо, что не ссорили мне на стене и в личке своими «с д.н.».

Заканчивала вечер я в компании с Чеховым, прелестный мужчина, умиляясь его «хохлушкам» и «хохлятам». Вот это – няшность. Со спокойно душой я отправилась спать, надеясь, что завтра не проснусь.


@темы: [Графоман в дейс­твии], [О времена о нравы], [праздник]